Опыты Мариковского

Казалось бы, ну какой прок от изучения зритель­ной, акустической или иной другой системы сигнали­зации? Еще один заполненный пробел в наших зна­ниях о природе, интересный только для узкого круга энтомологов?

Конечно же нет! Без подобных знаний несравненно труднее, а подчас и просто невозможно бороться с насекомыми-вредителями. К сожалению, иной раз на­ступление на этих шестиногих оборачивалось больши­ми потерями. Вред, нанесенный природе, оказывался более заметным, чем предполагаемый урон в рядах «неприятеля». И еще один аргумент в пользу изуче­ния насекомых. Несмотря на сравнительную простоту строения тела шестиногих, природа снабдила их со­вершенными рабочими органами, детальное знаком­ство с которыми представляет интерес для бионики. Ведь не секрет, что некоторые «образцы технического оснащения» насекомых — пока еще недосягаемый эта­лон для науки и техники.

Известный советский энтомолог П. И. Мариковский писал об эксперименте, который он провел в природ­ных условиях с клещами гиаломма азиатика. «Меня всегда поражала чуткость и быстрота бега этих кле­щей, — пишет П. И. Мариковский. — Пустыня с ее су­ровыми законами жизни выработала такие свойства у этого кровопийцы. Но при помощи какого органа он разыскивает свою добычу, было непонятно». Далее, описывая эксперимент, энтомолог отмечает, что ветер дул на него, и, следовательно, клещи бежали «по вет­ру». Вероятнее всего чутье тут было ни при чем, зре­ние — тоже: все членистоногие очень близоруки.

И слух навряд ли мог помочь им в поиске, так как П. И. Мариковский сидел тихо, не ше­велясь, на походном стульчике. Ученый устроил с клещами игру, чем-то напоминающую известную детскую заба­ву «обознатушки-перепрятушки». Он не только перебегал с места на место и прятался от клещей в кустах, но и под­брасывал им то свою майку, то кепку. Насекомые оказались удивительно искусными и настойчивыми сыщиками. Они «не клюнули на приманку», не обрати­ли внимания на вещи ученого и бежали только к нему. П. И. Мариковский предположил, что от млекопита­ющих и человека исходит какое-то излучение. Он ре­шил изолировать себя от насекомых, закрывшись в машине. Несмотря на всю свою «чуткость», клещи, даже бродя вблизи машины, не могли разыскать эн­томолога, экранированного сталью и стеклом от своих преследователей. Чтобы хоть в какой-то степени про­лить свет на эту «чуткость» насекомых, исследо­ватель отрезал на двух передних ножках гиаломмы конечные членики, на которых располагаются, по всей вероятности, некоторые органы чувств клеща. Опери­рованные насекомые прекращали дальнейшие поиски в отличие от клещей, которым такая же операция была сделана на одной лапке. Потеря только одного членика не мешала последним устремляться вслед за добычей не хуже здоровых.

.
Опубликовал 18 сентября 2012.
Размещено в Усики насекомых.

Ранее в этой же рубрике: